Обзор-впечатления от выставки «Рожденные летать… и ползать», Корпус Бенуа

Опубликовано: 32 дня назад (27 ноября 2014)
Блог: Музеи
Рубрика: Без рубрики
0
Голосов: 0
А вы уже были на выставке в Русском музее, в корпусе Бенуа под названием «Рожденные летать… и ползать»? Если нет, то вы очень многое потеряли! Эта выставка посвящена воплощению в жизнь анималистических образов, представителей мира живой природы, насекомых, животных и птиц, начиная от середины XVIII века и до наших дней.
Экспозиция включает в себя более двухсот работ, классические полотна художников-анималистов, а также работы современных творцов-художников, которые выполнены порой в весьма нетрадиционном стиле, характерном для нашего времени. Очень интересно прослеживается на экспозиции этот удивительный переход от «классики» до нетрадиционного, чуждого живописцам XVIII века, «настоящего».
Итак, что же нас ждёт? Краткая предыстория: класс живописи зверей и птиц XVIII века был основан в 1763 году. Его основоположником считается великолепный художник – живописец – анималист, прибывший к нам из Штутгарта, петербуржский немец Иоганн Фридрих Гроот. Прибыл он в культурную столицу нашей родины вместе со своим братом – Георгом Кристофором Гротом. Для тех, кто не в курсе, что делали иностранцы в Петербурге, и по каким причинам они переезжали к нам, разъясню. Первые немцы в Санкт-Петербурге появились практически одновременно с желанием Петра I построить новую “European-like” столицу на берегах Невы. Первые немцы – «союзники» Петра, принявшие предложение поступить на российскую службу. Первыми немцами в Спб были также тысячи мастеров, купцов, офицеров, аптекарей, врачей, ремесленников, художником, зодчих, музыкантов и т.д. Русские правители на протяжении долгого времени дорожили учеными, зодчими и ремесленниками – иностранцами и понимали, какова их роль в развитии российском культуры. Политика «европеизации» привлекала иностранцев в Спб на протяжении долгого времени, многие «закрепились» здесь, обзавелись семьями, работали в Санкт Петербурге на протяжении всей своей жизни, отдавая нашему прекрасному городу свои силы и вдохновение.
Сейчас на дворе другая эпоха, но наследие, оставленное нам немцами (и другими иностранцами), живо до сих пор. И сейчас нам предоставлена уникальная возможность ознакомиться с ним поближе. Иоганн Фридрих Гроот был одним из тех, кто посвятил себя России. Он жил и работал в Санкт-Петербурге до окончания своей жизни. С 1749 по 1761 гг. он носил титул придворного живописца, и пользовался благосклонностью императрицы Елизаветы Петровны, которая имела особое увлечение охотой, любила изображения диких и домашних животных. В 1765 году Санкт-Петербургская Академия художеств приняла его в свою среду. Гроот оставил должность руководителя класса зверей и птиц в Академии художеств в 1775 году, и его сменил на этой должности его ученик Карл Фридрих Кнаппе. Влияние Гроота сохранилось, точно так же, как и творческая манера автора.
Многие работы, экспонирующиеся на выставке, были некогда созданы для Царскосельского павильона Монбижу, сейчас же они бережно хранятся в ГМЗ «Царское село и ГМЗ «Петергоф», ГМЗ «Гатчина» и Русском музее.

Первый зал.

В первом, «парадном» (рискну назвать его так), зале первое, на что обращаешь внимание – это портрет главного живописца – И.Ф.Гроота, выполненный Камежниковым Ермолаем Дементьевичем в 1788 году. У художника, нарисовавшего портрет Гроота, очень интересная судьба. Он был крепостным, обучался иконному мастерству у Д.Крыжова. Далее его отослали в Петербург, где он продолжал обучение в школе Г.И.Козлова. Потом с его работами познакомилась Екатерина II, и по ее поручению художник сделал некоторые копии картин из коллекций Эрмитажа. Выполнение их настолько понравилось императрице, что она издала указ об освобождении его от крепостной зависимости в 1785 году.
Этот портрет хранится ныне в Русском музее. Первый зал экспозиции представлен нам, зрителям, большим количеством работ самого Гроота, таких как «Коршун и голубь», «Лебедь», «Битая дичь», «Кошка», «Ястреб, нападающий на аиста», «Орел, клюющий распростертого коршуна», «2 птицы», и многие другие. Охотничьи и анималистические сюжеты, вдохновение для которых черпалось в зверинце Царского села. Сюжеты,
17 апреля - экскурсия на Линию Маннергейма Кирка-Муола и УР Муола | Какой молд Барби вам больше всего нравится?
Елизавета Аленина # 27 ноября 2014 в 17:15
пользовавшиеся особой популярностью и актуальностью в то время при дворе. Работы поражают своей натуралистичностью и столь умелой детализацией. Например, картина «пеликан». С какой удивительной точностью прорисовано каждое пёрышко! Смотря на полотно, появляется ощущение, что птица вот-вот начнет двигаться, и исчезнет из рамы.
Экспозиция первого зала дополнена изысканно выполненными чучелами зверей и птиц, которые служили моделями для картин. Павлин, лебедь шитун “Cygnus olor”, тетерев “lyrurus tetrix”, каменный глухарь, домашняя кошка, птица-секретарь “Sagittarius serpentarius”, утка-кряква “anas platyrhynchos”, пеликан, филин “bubobubo”, и полярная сова “nuctea scandiaca”.

Второй зал.

Здесь мы так же видим, в основном, работы И.Ф.Гроота, сюжеты: «Лиса, задушившая петуха», «битая дичь», «гимена с пойманным петухом», «сокол, сидящий на суку дерева», «лиса с петухом», «собака и кошка у стола с битой дичью», «натюрморт с глухарем и лягушкой» и т.д. Так же здесь представлена работа Добрякова А.Г., выполненная не позднее 1788 года. Так же из работ молодых «зверописцев» на выставке предоставлены работы Зейпеля Иоганна Фридриха «Охотничий натюрморт» (вторая половина XVIII века, частное собрание), и Дмитрия Борисова « Лисица, преследующая селезня», (выполненная в 1786 году, хранящаяся ныне в Русском музее).
Ознакомимся с работами Кнаппе Карла Фрдриховича «Болонская собака с битыми птицами» и Квадаль Мартина Фердинанда «Битая дичь».
В центре второго зала мы видим замечательную работу – «Птица в клетке», исполненную из бронзы и дерева, в начале IX века, хранящаяся ныне в ГМЗ «Петергоф». Также экспозиция дополнена стендами с образцами прикладного искусства, в декоре которых использовались анималистические мотивы. Зрителю представлен фарфор завода Ф.Я.Гарднера, бутылочные передачи (декор – птицы) и кашпо, украшенное бабочками, императорского фарфорового завода. Также, выполненные в виде птиц, масленки и подставка для фруктовых ножей выполненные неизвестным частным заводом, и чайно-кофейный сервиз с бабочками – завод Н.Б.Юсупова.

Третий зал.


Раздел, представленный в следующих залах, объединяет произведения художников XX века, и работы современных художников. Третий зал знакомит нас произведениями художников и скульпторов советского времени. Здесь уже мы можем ощущать не только «анималистическую» тематику, но и «орнитологическую», то есть, говоря примитивным языком, «птичью».
Первое, на что обращаешь внимание, входя в третий зал – скульптура советского скульптора и графика Ариадны Арендт – «Девочка, выпускающая бабочку», выполненная в 1937 году из бронзы.
Зрителю предоставлены скульптуры и полотна советских скульпторов, графиков и живописцев. Например, «Весна» народного художника СССР, классика «советского импрессионизма» Юрия Пименова (1960-е), «Игра в петуха» русского художника, представителя неофициального искусства Владимира Немухина (1969), «натюрморт с курицей», выполненный российским и советским художником, живописцем – учеником К.С. Петрова-Водкина, человеком с очень интересной судьбой, Александром Шендеровым (1926). «Охотничий натюрморт» русского художника и профессора живописи Александра Осмеркина (1923), «Натюрморт. Битая дичь» советского живописца, лауреата двух Сталинских премий Василия Яковлева (1952), яркая и прекрасная работа Алексея Кравченко «девушка с голубем», чудесная птица ленинградского скульптора Маргариты Самолетовой под названием «песня весны», выполненная из шамота (chamotte – с фр. – огнеупорная глина), глазури и дерева в 1969 году.

Чем дальше мы углубляемся вглубь экспозиции, тем более современные произведения предлагаются на суд зрителям. Например уж очень «современная» работа Андрея Чежина из серии «мыльная опера», выполненная из металла, хозяйственного мыла и пластика. На покрытых золотом кусках хозяйственного мыла сидят большие золотые мухи, вся композиция находится на столе, покрытом черной тканью «в пол», которая тоже увита золотыми насекомыми.
Также несколько работ современного художника Дмитрия Шорина «Rafaello» (2009 галерея
Елизавета Аленина # 27 ноября 2014 в 17:15
«Файн-арт»», и «индейка» (2004, собрание И.Третьякова), и работы Хачатура Белого, создавший настоящее «воронье собрание», представлены художественные работы из цикла «ворона в снегу» (2006), и бронзовые скульптуры «ворон» и «ворона» (2005).
В третьем зале находится также габаритное, яркое полотно Зураба Церетели «Петушиный бой в Хони» (2008), еще более габаритная, но вместе с тем, не менее очаровательная, легкая и воздушная работа «Хорошо иметь крылья» художника Эдуарда Беккермана (2012) и зацепивший меня «триптих» - серия «жизнь птицы» московского скульптора и графика Нинель Богушевской. Три скульптуры, выполненные из раскрашенного шамота. «Трилогия» состоит из частей «в небо», «к земле» и «к морю!». (1980).

Четвертый зал

В следующем зале к птицам «присоединяются» насекомые. Тема насекомых становится все более интересна для скульпторов и художников на рубеже XX века. Невольно задумываешься, разглядывая произведения, выставленные в этом зале. Что есть мир насекомых? Они, насекомые, привлекательны и удивительны, грациозны и изящны, но малозаметны из-за своих крошечных размеров. Об их изяществе и разнообразии напоминают нам работы художников Ольги Гречиной «Геликония», «Бабочка на дереве», (2009), Екатерины Вороны (2012), Александра Тимофеева «Ж.У.К.», 2003, Михаила Хазина «Насекомые» (2012), Геннадия Устюгова «Мотыльки» (2002), Владимира Загорова «Дорога к морю» (2004-2005) и Марины Ражевой, чье потно посвящено тараканам, и носит гордое название «они идут!». Кстати, это не единственная работа на экспозиции, посвященная именно этому, не самому приятному и изящному виду насекомых. Эту тематику развивает (весьма удачное) питерский скульптор и живописец Вадим Григорьев-Башун, его произведение называется «Голова II. С тараканом в голове». Нельзя остаться равнодушным! Работа выполнена из дерева и пластика и представляет собой очень удачное воплощение всем известной аллегории.
Иногда жуки принимают совершенно устрашающий вид, как например, создания Александра Безеля на полотнах «Существо» (1995) и «Чужие» (1996), они кажутся агрессивными, чуждыми нашему миру, пришельцами.
В зале также представлены несколько очень интересных, на мой взгляд, скульптур. «кузнечик» Ивана Тарасюка, шамот, эмаль, глазурь (2003), «мальчик, которого не боятся птицы» Аделаиды Пологовой, гипс (1966), «чайка» Дмитрия Федина, гранит, известняк (2011), «мальчик с голубями» Виктора Эллонен – гипс, фарфор, глазурь (1957).

Пятый зал

Далее выставку продолжают произведения современных живописцев и скульпторов, тематика – «рожденные ползать», она включает в себя насекомых, земноводных и проч.
Первое, на что я обратила внимание – скульптура с ласковым названием «Цапелька. (автопортрет)», выполненная из бронзы российским скульптором Владимиром Петровичевым (1987). Интересная скульптура Елены Борисовой под названием «формы жизни», фарфор, ковка (2011), стойко ассоциируется у меня с плавной, податливой скрипкой. Интересную смешанную технику мы можем наблюдать у Николая Сажина в его картине «кокон» (2004). Жаль, на выставке была представлена только одна его работа, любителям творчества художников с независимыми взглядами на условности академической живописи, я советую ознакомиться с его работами поближе.
Приятной неожиданностью оказались для меня три полотна современного, питерского художника - мультреалиста Николая Копейкина. Его работы как нельзя кстати вписываются как в тематику выставки, так и в нашу повседневную жизнь, они, на мой взгляд, пропитанные тонкой иронией, как нельзя лучше демонстрируют типажи, характеры, поведение и менталитет россиян, «культуру» (или отсутствие таковой?) наших дней. «Шумел камыш» - первое, габаритное полотно, выполненное акрилом (2011), а так же две картины, уступающие в размерах первой, и выполненные маслом «Жуков» и «Жук – патриот» ( обе – 2012).
В зале установлена огромная мухоловка – лента, конец которой прикреплен к потолку, каждые несколько минут из неё раздается назойливое мушиное жужжание, что, в купе с визуальным рядом на тему «жизнь насекомых», представленным на
Елизавета Аленина # 28 ноября 2014 в 05:17
экранах в залах, создает ощущения полного погружения в эту самую жизнь.
Следуя далее, мы наблюдаем так же загадочную «Триаду» - декоративная скульптура, представленная тремя бронзовыми улитками. Скульптор – Эдуард Мхоян (2012). Совершенно непонятной кажется предлагаемая зрителю композиция под названием «Лобковая вошь», выполненная Владимиром Кезиным из автомобильной резины, проволоки и волокон, присутствуют так же «Блоха человеческая», и «головная вошь», выполненные из тех же материалов (2011-2012). Начинаешь задумываться, какая огромная пропасть разделяет зал номер один и зал номер пять – вроде лишь только несколько десятков метров, а кажется, что, проходя это расстояние, ты погрузился из одного мира в другой. И оба этих мира кардинально отличаются друг от друга.
Здесь картины становятся немного примитивнее, например, «Весна», представляющая нам изображение двух совокупляющихся божьих коровок, или чемодан, с нарисованной на нем, опять же, божьей коровкой. Присутствуют некоторые «плакатные», как показалось мне, работы, далекие от классического понятия живописи, да и творчества в целом.
Есть полотна, которые радуют и в дальних залах. Например «Коллекционер» Валерия Гриковского (2010), «Натюрморт с часами, колбой и жуками», уже упомянутого мной, Александра Шендерова (1933) и другие.

Шестой зал

В шестом зале мы обнаруживаем иллюстрации Петра Швецова к книге Малевича «К.Малевич. Бог не скинут. Искусство. Церковь. Фабрика» (2005), в оформлении также присутствует тема насекомых.
Несколько работ Натальи Гончаровой (1914), из цикла «мистические ужасы войны»: «Французкий Петух», «Белый орёл». В книжно-иллюстраторской деятельности представлены также работы Бориса Григорьева, Бориса Кустодиева и Валентина Курдова.
Зал наполнен иллюстрациями к книгам, журнальным статьям, обзорам, которые тем или иным способам граничат с названием выставки «рожденные летать.. и ползать».

Седьмой зал

Последний зал удивляет нас «кинетической скульптурой» Тиграна Малхасяна, выполненной из металла (2010) Это огромное металлическое чудовище выглядит настолько устрашающе, что волей-неволей вспоминаются «чужой и хищник». Самое неожиданное происходит через секунду после входа в зал: монстр, скрепя, начинает двигаться всем своим железным, неуклюжим телом.
Отличное завершение выставки. Секундный взгляд в будущее. Как пророчат нам, в «век машин и технологий». Задаешься вопросом: неужели эти машины и технологии пробрались в ту сферу, которая, казалось бы, на протяжении веков была самой независимой и недоступной для них – искусство, творчество?
Что олицетворяет собой эта скульптура? Кто он, этот холодный хищник нового мира искусства?
Елизавета Аленина # 28 ноября 2014 в 08:27
Спасибо Русскому музею за прекрасную выставку, подарившую столько впечатлений!

Елизавета Ильина
Татьяна Трифонова # 29 ноября 2014 в 00:35
Спасибо за обзор!
Русский музей # 29 ноября 2014 в 06:16
Спасибо большое, замечательный обзор и большая помощь тем, кто не видел выставки.
Елизавета Аленина # 29 ноября 2014 в 15:14
Русский музей, это вам спасибо за прекрасные экcпозиции!
Инга Филиппова # 29 ноября 2014 в 22:51
Елизавета, очень хотелось бы получить ответы на эти вопросы: Что олицетворяет собой эта скульптура? Кто он, этот холодный хищник нового мира искусства?
Яндекс.Метрика